You are here:     Главная arrow Историческая справка arrow Сукхотаи (1238-1378)
Сукхотаи (1238-1378)
В XII в. кхмерские владения и вассальные территории простирались на севере до Вьентьяна, современной столицы Лаоса, до Малаккского полуострова на юге, и до бирманской границы на западе. Район Сукхотай также находится под контролем кхмерской империи, вошедшей в историю под именем империи Ангкор.
Монское государство Дваравати находилось в центре современной территории Таиланда, и сохранило свою независимость. На севере другое монское государство, Харипунджайя было включено королем Менграем в состав королевства Ланна.
Этнические таи играли значительную роль в кхмерских и монских государствах, ив самой Ангкорской империи. Однако если в кхмерских государствах, расположенных на территории современного Таиланда , таи составляли значительную часть населения и занимались сельским хозяйством (помимо воинской службы, обязательной для каждого свободного человека в то время), то в Ангкоре их знали прежде всего как искусных воинов, служивших в ангкорской армии по найму. Именно там впервые выходцев из нынешнего центрального Таиланда начали называть "сиамцами" (предположительно от слова сием - золото. Более темнокожие кхмеры считали тайцев "золотокожими"). Постепенно нынешний центральный Таиланд , прежде всего долину реки Чаопрайя, стали называть "землей золотокожих", или Сиамом. Немалую роль здесь сыграли и частые междинастические браки между тайскими княжескими семьями и семьями монских правителей этих земель, благодаря которым тайские князья постепенно брали бразды правления в свои руки. Согласно традиции, установившейся в тайских княжеских домах, многочисленные сыновья князей отправлялись дальше на юг, завоевывая или занимая новые территории. Известно, что уже к середине тринадцатого века тайская княжеская семья правила в городе Накхон Шри Тхаммарат (современный юг Таиланда , почти у самой малайской границы), контролируя морскую торговлю и постепенно превращая свое вновь образованное королевство в духовный центр региона. С юга по всем кхмерским и тайским землям начала распространяться новая для того времени школа тхеравадского (южного) буддизма, созданная в цейлонском монастыре Махавихара и оказавшая огромное влияние на облик современного тайского, кхмерского, лаосского и бирманского буддизма. После ослабления монов племена таи, продолжавшие свое движение на юг, неизбежно должны были столкнуться с кхмерами.
В период государства Сукхотай был заложен базис той традиционной политической и административной системы , которая с некоторыми изменениями просуществовала до Новейшего времени и сказалась на процессе развития таиландского городского общества.
Сакральное право на власть правители Сукхотай обосновали через буддийскую концепцию «чакравартина» (всемирного правителя) или, по-тайски, «тякрават». В первое время, существования государства власть правителя была скорее номинальной и держалась на буддийской концепции «заслуг», согласно, которой человек, воплощающий наибольшее количество достоинств, соглашается стать правителем и выполняет определенные функции ради народа. В соответствии с концепцией «тякрават» правитель управляет государством на основе священных законов тхаммасат-хам.
Эта концепция получила символическое отражение в административной структуре и во всей системе государственного устройства . Согласно ей, правитель, который обладал верховной властью в государстве и покровительствовал буддизму, приводил в движение колесо жизни и становился возничим колесницы (тякраватом). Одно колесо символизировало буддийское учение (дхарма чакра, или тхамматяк), другое – государство (ана чакра, или анатяк). Олицетворением ана чакры считался город Сукхотай, дхарма чакры – Сатчаналай (современный Саванкхалок), ставший важнейшим после столицы религиозным центром государства, куда были помещены священные буддийские реликвии.
В первой четверти XIII века в королевстве Сукхотаи начался династический спор между тайскими князьями и ставленниками Ангкорской империи, закончившийся победой и коронацией тайского князя Банг Кланг Хао. Так на карте появилось первое по-настоящему сиамское государство, в котором сиамцы не только составляли большинство населения, но и составляли правящую элиту. В 1279 году, после смерти отца и старшего брата престол унаследовал младший сын основателя династии, с девятнадцатилетнего возраста благодаря своей храбрости в бою известный под именем Рамкхамхенг (Рама Храбрый). Воинственный, искушенный в политике и обладающий неоспоримым полководческим талантом, Рамкхамхенг вскоре стал королем могущественной державы, поглотившей значительную часть бывших кхмерских владений. Время Рамкхамхенга, последняя четверть XIII в., считается золотым веком в истории Сиама-Таиланда.
Он прославился как государственный деятель, по инициативе которого таи восприняли лучшие стороны цивилизации тех народов, с которыми они сталкивались. Сукотаи того периода называют «колыбелью сиамской цивилизации». В ранних государствах таи господствовали общественные отношения феодального типа, и следы их до сих пор можно обнаружить в шанских и лаосских государствах, а также в мыангах Тонкина и Тханьхоа. Благодаря длительным связям с китайцами таи имели относительно развитую цивилизацию. Как и норманны в Европе, они выступили в роли ассимиляторов. Благодаря торговому пути, проходившему через Ассам и соединявшему Китай и Индию, народы таи вступили в контакт с буддизмом северной Индии; в районах, расположенных на крайнем севере бассейна р. Менам, легко можно проследить влияние на искусство народов таи буддизма и искусства Сена.
Расширяя свои владения на юге в долине Менама и на полуострове Малакка, таи в период правления Рамкамхенга захватили территорию, которая с доисторических времен была населена монами. Это был очаг передовой по тому времени цивилизации, имевшей глубокие корни.
Относящаяся к более позднему времени приписка к надписи Рамкамхенга содержит подробный перечень его завоеваний. В ней говорится: «Рамкамхенг – верховный господин всех таи... Он покорил множество своих врагов, владевших большими городами и имевших много слонов. На Востоке он захватил земли до Саралуанга (Пичит), Сонгкве (Питсанулок), Лума (Ломсак), Бачей. Сака и берегов Меконга вплоть до Вьентяна, Вьенгкама, расположенных на границе его владений. На Юге он покорил территорию, простирающуюся до Кионти (на р. Мепинг между Кампенгпетом и Након-Саваном), Прека (Пакнампо), Супанапуми, Ратбури, Петчабури, Сритамаратат (Лигор) и до моря, являвшегося южной границей его владений. На Западе он захватил территорию, простирающуюся до Мыанг-Чота (Месота), Хангсавати (Пегу) и моря, являвшегося западной границей его владений. На Севере он захватил территорию, простирающуюся до Мыанг-Пле (Пре), Мыанг-Мана, Мыанг-Плуа (на реке Нан), а по ту сторону Меконга – до Мыанг-Чава (Луан-Прабанг). расположенного на северной границе его владений.
По имеющимся в настоящее время данным невозможно тщательно проверить этот перечень. Что касается территории, ранее находившейся под властью кхмеров, то указанный перечень подтверждается записями Чжоу Дагуаня. Кёдэ относит захваты Рамкамхенга на полуострове Малакка приблизительно к 1294 году и утверждает, что таи начали проникать на этот полуостров с середины XIII века – со времени правления тамбралингского короля Чандрабану. Территориальные захваты таи на полуострове Малакка осуществлялись за счет владений Шривнджайи. Поэтому когда в 1295 году к монгольскому императору прибыл тайский посол, то на обратном пути его сопровождала из Китая с императорским указом для Рамкамхенга: «Сдержи свое б и не причиняй зла Ма-ли-ю-ёл».
Как зачинатель движения, направленного на расчленение Кхмерской империи, Рамкамхенга пользовался полной поддержкой Китая. «История Юаньской династии» сообщает о целом ряде посольств, направляемых из Сукотаи ко двору китайского императора. Согласно сиамскому сказанию. Рамкамхенг один, а возможно и два, раза ездил в Китай и вывез оттуда китайских мастеров, которые основали в Сукотаи и Саваикалоке производство керамических изделий. Эта отрасль производства просуществовала вплоть до середины XVIII века. Наличие старых печей для обжига и огромных куч бледно-зеленых отходов керамического производства свидетельствует о том, что эта отрасль имела в свое время важное значение.
Большая надпись Рамкамхенга рисует картину процветающего государства, управляемого справедливо и великодушно; официальной религией в нем был палийский буддизм ортодоксального цейлонского толка. Король, как сообщает надпись, вместе со своим двором и вельможами искренне исповедовал религию Будды. Но при всем этом нас не удивляет сообщение о том, что на горе Као Луанг у южных стен города жил наиболее значительный из всех духов страны – Пра Капунг и что правитель Сукотаи, желая обеспечить процветание своего королевства, регулярно совершал в его честь ритуальные жертвоприношения в своем храме.
Китайцы называли королевство Сукхотаи «Сиен». Кхмеры «сиамом» называли «дикарей» со среднего течения Менама, изображенных на южной галерее Ангкор Вата. Наиболее раннее употребление этого слова, насколько сейчас известно, встречается в тямской надписи XI века, в которой «сиамцы» упоминаются в списке военнопленных. Это название, видимо, является одним из вариантов слова «шан», которое бирманцы применяли для обозначения группы горных государств на севере, протянувшихся к югу от Могаунга и Мохньина. Этимология слова «сам» неизвестна. После основания в 1350 году Аютии территория, признавшая власть правителей этого города, стала называться Сиамом. Европейцы часто называли и сам этот город «городом Сиам».
Государство Сукхотаи к концу XIII в. простиралось на северо-востоке до Вьентьяна и Луангпрабанга, на юге – до Накхон Си Тхаммарата, на западе – до границ монского королевства Пегу. Кроме того, Рамкхамхенг предпринял ряд успешных военных кампаний и против Камбоджи. Его королевство строилось мечом и искусной дипломатией. Известно также, что он никогда не убивал пленных и не позволял никому из своих подчиненных это делать. Сукхотхаи оставалось наиболее крупным государством в юго-восточной Азии только в период царствования Рамкхамхенга.
После смерти Рамкамхенга наступил период временного упадка Сукхотхая. Сын Рамкамхенга Лотхай (1318-1347) уделял мало внимания государственным делам, целиком уйдя в религию и занимаясь строительством храмов для усиления личного авторитета.
В 1345 году Лютаи составил большой трактат о буддийской космологии – «Трайбхумикатха», который сохранился до наших дней под названием «Трайпум Па Руанг». Одна из надписей описывает Лютаи следующим образом: «Этот монарх соблюдал десять королевских заповедей. Он проявлял милосердие ко всем своим подданным. При виде чужого риса он не жаждал его, он не позволял себе недостойных поступков при виде чужого богатства. Если он арестовывал людей, виновных в обмане, дерзости, или людей, отравлявших ему пищу с целью добиться его болезни или смерти, то никогда не убивал и не бил их, а прощал тех, кто дурно относился к нему. Причина того, что он сдерживал свое сердце, подавлял чувства и не давал волю гневу, хотя и мог себе это позволить, заключалась в том, что он хотел стать Буддой и взять каждое живое существо за пределы океана страданий».
Таким образом, для одного из тайских принцев был открыт путь к созданию нового государства к югу от Сукотаи. Согласно преданию, он принадлежал к чиенгсенскому королевскому дому, откуда был родом основатель Чиенгмая–Менграй. Этот принц женился на дочери монского правителя государства Утонг и в конечном итоге наследовал его трон.
Став хозяином большей части древнего королевства Лаво, он заставил набожного Лютаи признать свой сюверенитет. Позже, когда эпидемия холеры вынудила его покинуть собственный город, он переселился на 50 миль южнее и основал на одном из островов реки Менам новую столицу Дваравати Сри Аютия. В 1350 году он короновался и принял титул Раматипат. Раматипат считается первым королем Сиама.
Три года спустя после его восшествия на престол другой тайский вождь, Фа Нгун, объединил все мелкие лаосские государства к северу, в верховьях Меконга, и создал королевство Ланг-Чанг, которое позже стало известно под названием Луан-Прабанг. Здесь также чувствовалось кхмерское влияние, ибо Фа Нгун вырос при ангкорском дворе и был женат на кхмерской принцессе.
Королевство Аютии было сильным государством, которое скоро дало о себе знать. Аютия подчинила себе территории по среднему и нижнему течению Менама, большую часть полуострова Малакка, включая расположенные на территории современной Бирмы Тенассерим и Тавой, а также установила сюзеренитет над Сукотаи .
Крайне сомнительно, чтобы Китай допустил возникновение столь сильного государства без своего одобрения или сопротивления. Хубилай-хан и его преемники поощряли таи к расчленению кхмерской империи, следуя традиционной политике разделения, которую Китай осуществлял в отношении «южных варваров». Но только слабость монгольской державы сделала возможным возникновение в середине XIV века такого сильного королевства, каким стала Аютия. Положение в корне изменилось, как только монголы оказались вытесненными Минской династией. Сиамские короли, по-видимому, понимали это, так как они часто направляли свои посольства в столицу Минской династии Нанкин и усердно добивались дружественных отношений с Китаем. Таи всегда были непревзойденными дипломатами.
Перенос главного центра тайской державы в долине Менама из Сукотаи, находящегося далеко на севере, на юг, в Аютию, создавало угрозу для Камбоджи, так как ее собственная столица Ангкор оказалась теперь в пределах досягаемости. Ныне окончательно доказано, что Раматипат не захватил Ангкор в 1353 году, но в то же время не может быть никаких сомнений в том, что, как только была основана его новая столица, он стал предпринимать настойчивые попытки покорить Камбоджу. Между двумя государствами наступил длительный период войн. Однако Аютия не могла полностью сконцентрировать свое внимание на Камбодже, вскоре она была вынуждена отвлечься и совершить ряд походов против непокорного Сукотаи и враждебного Чиенгмая . Раматипат I опубликовал первый из известных в Таиланде сводов законов, который включал многие древнетайские обычаи, уходящие корнями в период Наньчжао.
Измененный позже под влиянием воспринятых в стране законов Ману этот свод в течение веков, вплоть до правления Чулалонгкорна, служил сборником основных принципов сиамского права; он так и не был полностью вытеснен новым законодательством. Но, несмотря на то, что Раматипат занимает важное место в сиамской истории, о его личности практически ничего не известно. В 1369 году, когда он умер, ему наследовал его сын – правитель Лопбури, принц Рамесуен. Однако он не пользовался популярностью, и, столкнувшись с беспорядками, с которыми не в силах был справиться, принц Рамесуен в 1370 году отрекся от престола в пользу своего дяди ставшего королем Боромарача I.
В течение первого периода своего правления новый король все свое внимание был вынужден сосредоточить на восстановлении власти Аютии в долине верхнего Менама. Освободившийся было Сукотаи снова был покорен. В 1371 году Боромарача вторгся в пределы северного королевства и сумел захватить несколько городов. Этим было положено начало целому ряду совершавшихся ежегодно вторжений, которые в 1378 году завершились капитуляцией короля Тамарача II и присоединением к Аютии западных районов Сукотаи, включая Кампенгпет. Тамараче, перенесшему свою столицу в Питсанулок, было разрешено управлять остальной частью бывшего Сукотаи в качестве вассала Аютни. Такое распространение власти Аютии к северу привело к столкновению с Чиенгмаем, и незадолго перед смертью Боромарачи началась борьба, которой было суждено затянуться на несколько столетий. Как и большинство подобных войн, она возникла в результате спора из-за права престолонаследия.
В 1387 году на трон в Чиенгмае вступил четырнадцатилетний Сен Мыанг Ма и один из дядей сразу же попытался свергнуть его, обратившись за помощью к Аютии. Но вторгшиеся из Аютии войска были разбиты около деревни Сен Санук, близ Чиенгмая. Эта битва является славной страницей истории Чиенгмая благодаря подвигу принцессы Нант Мыанг, которая, несмотря на беременность, сражалась верхом на слоне, переодетая в мужскую одежду,
В следующем году умер Боромарача; престол наследовал его пятнадцатилетний сын. Но последний был сразу же лишен трона и умерщвлен бывшим королем Рамесуеном, который захватил власть и правил до 1395 года. Ему ошибочно приписывали вторичный захват Ангкора, что якобы имело место в 1394 году и явилось причиной переноса столицы Кхмера в Пном-Пень. Кроме того, тайская хроника «Понгсавадан» приписывает ему захват Чиенгмая и повествует о том, как он разрушил стены этого города, обстреляв его из большой пушки. Но эта версия недостоверна. В действительности же случилось следующее. Король Чиенгмая под предлогом помощи Сукотаи в его новой попытке добиться независимости ввел туда свои войска. Но король Тамарача, догадавшись, что действительной целью Чиенгмая является установление господства над его собственным королевством и использование его в качестве плацдарма для нападения на Аютию, нанес поражение лаосской армии и изгнал ее за пределы своих земель. В этой борьбе Аютия не принимала никакого участия.
Период с 1395 по 1408 год – белое пятно в истории Сиама. На троне сидел сын Рамесуена – Рамарача, но о его правлении нет никаких сведений. В 1408 году он был свергнут в результате дворцового переворота, возглавленного сыном Боромарачи I, который и занял трон, став королем Интарача (1408–1424). Во время его правления единственно достойные упоминания события произошли на севере, где вспыхнуло два спора из-за престолонаследия. Одно из событий случилось в Сукотаи, но вторгшиеся в 1410 году войска Аютии предопределили его исход. Другое событие произошло год спустя в Чиенгмае и было вызвано смертью Сен Мыан Ма. Для утверждения на троне одного из претендентов туда были посланы войска Аютин под командованием сукотайского короля Тамарачи III. Вместо того чтобы двигаться прямое на Чиенгмай, Тамарача напал на расположенный к северо-востоку от него город Пайао, центр некогда независимого тайского государства. Здесь, согласно чиенгмайской хронике, обе стороны применили пушки. Сопротивление города было настолько упорным, что войска Аютии сняли осаду и направились в Чиенграй с тем, чтобы набрать новые силы для нападения на Чиенгмай. Однако столица отбила все атаки, и в конце концов войска Аютии снова вернулись в Чиенграй, захватили его, преодолев некоторое сопротивление, и угнали в Аютию большое число пленных.
Умерший в 1424 году Интарача оставил трех сыновей. Сразу же между двумя старшими братьями началась борьба за престол. Попытка разрешить спор путем личной боевой схватки на слонах привела к тому, что оба бойца были сброшены со своих слонов и убиты. После этого королем был провозглашен самый младший из братьев, под именем Боромарача II (1424–1448). Он стал покорителем Ангкора, хотя, как известно из предыдущей главы, слово «покоритель» в данном случае может быть применено с некоторыми оговорками, ибо попытка Боромарача II посадить на трон Камбоджи короля – марионетку Аютии сразу же потерпела провал; в действительности же вся эта кампания была не чем иным, как успешным рейдом, проведенным в широких масштабах. Его цель – превратить Камбоджу в вассальное государство – не была достигнута. Камбоджийская хроника упоминает и о последующих схватках, имевших место после непродолжительного перерыва; характерно также, что в результате войны 1431–1432 годов таи не приобрели никакой территории. В последующих столкновениях инициатива уже не всегда исходила от них,
В 1438 году был предпринят важный шаг в консолидации сиамского королевства. Боромарача II назначил своего старшего сына Рамесуена правителем Питсанулока. Тем самым территория, оставшаяся от прежнего королевства Сукотаи, была присоединена к королевству Аютии в качестве его провинции. Вскоре после этого, в 1442 году, новая борьба за престол, вспыхнувшая в Чиенгмае, предоставила возможность для вторжения туда войск Аютии. Но и на этот раз оно было безуспешным. Войска Чиенгмая нанесли своим противникам жестокое поражение. Во время этой кампании король заболел, и война была прекращена. В 1448 году смерть застала короля в момент, когда он возглавлял следующую бесплодную войну против своего заклятого врага.
В XV в. централизация власти в Сиаме получила дальнейшее развитие и увенчалась в середине столетия реформами короля Боромограйлоканата (1448–1488) (обычно называют сокращенно Трайлок), которые законодательно оформили систему сиамской феодальной государственности. Законы Боромотрайлокапата действовали в Сиаме до конца XIX в.
Предпринимавшиеся им шаги были направлены на создание централизованной системы управления страной. До него центральное правительство осуществляло очень незначительный контроль над правительствами провинций. В действительности провинции во многом напоминали большие феодальные поместья средневековой Германии и Франции. В целях установления контроля над ними был реорганизован центральный управленческий аппарат, в основу которого были положены департаменты. Кроме того, для руководящих чиновников центра были установлены более высокие ранги. Были разграничены пять крупных гражданских департаментов и военное управление. В число гражданских департаментов входили: министерство внутренних дел, возглавляемое главным министром; министерство местного управления, которое ведало городом и провинцией Аютия; министерство финансов, ведавшее также и внешней торговлей; министерство сельского хозяйства, которое занималось вопросами земледелия и землевладения, и министерство королевского дома, ведавшее дворцовыми и судебными делами. Военное управление, которым руководил калахом, также делилось на департаменты, главы которых имели министерские ранги.
Такой в основном оставалась структура центрального управления вплоть до XIX века. По детализации функций управления Сиам обогнал другие страны Юго-Восточной Азии. Так, например, в соседней с ним Бирме система управления никогда не поднималась выше уровня рудиментарного распределения функций в высших сферах управления. Вплоть до упразднения монархии в 1886 году вся система управления теоретически контролировалась высшим органом страны – Кяудо, состоявшим из министров.
Другим важным мероприятием во время правления Трайлока было урегулирование системы сакди на (феодальная система рангов). С самых ранних времен согласно социальной системе народа таи количество земли, имеющееся у каждого человека, зависело от его положения в обществе. Трайлок пересмотрел всю эту систему и установил четкие правила относительно положения различных групп населения, определив количество земли, положенное представителю каждой из групп. Эти земельные наделы колебались от 4 тысяч акров для чао пиа до 10 акров для низшей группы. Эта система, просуществовавшая вплоть до недавних времен, представляла собой нечто большее, чем просто общественный уклад. Для государственных чиновников (до введения во второй половине XIX века жалованья) она определяла их вознаграждение; каждый получал количество земли, установленное нормами сакди на, и должен был жить на получаемый с нее доход. В судах ранг человека, согласно сакди на, предопределял размер налагаемого штрафа; точно так же устанавливалась и компенсация, уплачиваемая за убийство человека. Для представителей низших групп, имея в виду обилие земли и благодатный климат в Азии с ее муссонами, эта система означала, что никому не придется голодать.
Принятый в 1450 году «Кот Монтиен Бан», или «Дворцовый закон», явился следующим большим и детально разработанным актом. Он представлял собой кодификацию и толкование существующего обычного права. В нем перечислялись вассальные государства, платящие дань, и формы этой дани; устанавливались относительные ранги для всех групп дворцовой знати, от королей и принцев и ниже; излагались правила церемоний; перечислялись функции чиновников и определялись наказания. Например, закон устанавливал процедуру, которой следовало придерживаться, когда член королевской семьи должен был быть забит до смерти сандаловой дубинкой.
В законах Боромотрайлоканата богато представлена санскритская терминология, несомненно заимствованная через Кампучию. Очевидно также, что курс на обожествление короля, начавшийся в середине XV в., был принят не без влияния культа девараджи (бога-царя), существовавшего в Ангкорской Кампучии. Наконец, идеологические обоснования права на власть короля и феодального класса также во многом восходят к индийским юридическим теориям, перенятым главным образом через Кампучию.
Годы правления Трайлока были годами почти беспрерывной войны с Чиенгмаем. На сей раз инициатором было северное королевство. Война возникла из-за недовольства Сукотаи тем, что он был включен в состав королевства Аютия. События развернулись в 1451 году, когда правитель Саванкалока согласился стать данником Чиенгмая взамен на обещание поддержать его восстание против Аютии. Король Чиенгмая сразу же выслал войско, которое напало на Сукотаи, но было отброшено. Другое войско, направленное на Кам-пенгпет, захватило город. Однако вторжение в чненгмайские владения правителя Луан-Прабанга вынудило Чиеншай прекратить войну, и в течение нескольких лет все было спокойно.
Трайлок не мог воспользоваться возможностью, созданной вторжением в Чиенгмай войск Луан-Прабанга, и нанести решающий удар по Чиенгмаю – его внимание было сконцентрировано на событиях, развернувшихся на Малаккском полуострове. Помешала ему также и эпидемия оспы, вспыхнувшая по всему королевству. На Малаккском полуострове вспыхнуло восстание и в 1455 году войска Аютии захватили этот город, но не смогли обеспечить себе длительное господство над ним. Видимо, быстрое усиление Малакки в течение первой половины XV века явилось ответной реакцией на постоянную враждебность Аютии, которая в период резкого падения мощи яванцев после смерти Хайам Вурука пыталась распространить свой сюзеренитет на весь Малаккский полуостров.
Данное Кромом описание правления Музаффар-шаха, более известного под именем Раджи Касима (1446–1459), заставляет усомниться в правдивости тайских сообщений. Кром пишет, что наибольшее распространение власти Малакки произошло именно при этом правителе, чье имя связано с успешным отражением нападений Аютии. В своей «Истории Малайи» Уинстед ничего не сообщает по поводу предполагаемого захвата войсками Аютии Малакки, но пишет, что раджа Касим разгромил флот Аютии около Бату Пахат. Согласно «Седжарах Мелайю», («Малайским хроникам»), в период правления Раджи Касима Аютия дважды нападала на Малакку: первый раз с суши и второй– с моря. Оба нападения были отбиты; сообщая о первом нападении, упомянутый малайский источник особо отмечает, что город взят не был. Во втором случае нападавшие были отброшены еще до того, как они достигли цели. После этого, согласно «Седжарах Мелайю», султан Музаффар-шах и король Аютии обменялись послами и подарками и заключили мир.
В 1460 году над районом верховьев Менама снова сгустились тучи. Правитель Саванкалока бежал в Чиенгмай и стал подстрекать короля Чиенгмая вновь вторгнуться в Аютию. В следующем году чиенгмайские войска захватили Сукотаи и осадили Питсанулок. Но вторжение войск из Юньнани вынудило чиенгмайские войска отступить, чтобы защитить свою собственную территорию, и в 1462 году Аютия вновь захватила Сукотаи. Однако Саванкалок остался во владении Чиенгмая. Угроза со стороны Чиенгмая заставила Трайлока перенести в 1463 году свою резиденцию из Аютии в Питсанулок, который весь остальной период правления Трайлока оставался его фактической столицей. Вскоре Чиенгмай в третий раз за время правления Трайлока напал на Сукотаи. Но чиенгмайцы были жестоко разбиты, и войска Аютии преследовали отступавшего врага вплоть до Дой Ба. Там им был дан отпор, и они остановились. В сражении, развернувшемся в лунную ночь, войска Аютии были остановлены и отступили в свои земли. После этого в течение нескольких лет сохранялся мир.
В период этой передышки Трайлок постригся в монахи и на время ушел в монастырь. После этого он попытался ослабить Чиенгмай тайными путями. В.1467 году он послал в Чиенгмай монаха-бирманца, чтобы посеять смуту при чиенгмайском дворе. В следующем году с той же целью было послано посольство во главе с брахманом. Этим посланцам действительно удалось причинить много вреда, так как их клевета привела к ложному обвинению и казни старшего сына короля и одного из его верных министров. Однако действия брахмана вызвали подозрение, и заговор был раскрыт. Его и монаха-бирманца бросили в реку, привязав им к шее камни. В 1494 году снова вспыхнула война, которая продолжалась с перерывами 25 лет, но так и не привела ни к каким результатам.
Незадолго до своей смерти, в 1488 году, Трайлок предпринял важный шаг – он установил для своего сына принца Четта титул махаупартп, то есть второй король , или вице-король. Это – первое упоминание о должности, которая просуществовала до второй половины XIX века.
Сиамская государственная система, сложившаяся во всех основных чертах в середине XV в. и функционировавшая до второй половины XIX в., отличалась глубокой самобытностью и прекрасной приспособленностью к конкретным местным условиям.
Именно абсолютизация монархии и создание системы государственного и провинциального управления, не зависящей от воли местных наследственных правителей-князей позволили Аютии пережить и позже вобрать в себя соседние, раздираемые феодальными распрями, но изначально не менее сильные и крупные, королевства Лансанг (современный Лаос и северо-восточный Таиланд) и Ланна (северный Таиланд и часть Лаоса), и со временем превратиться в региональную сверхдержаву.
Однако жесткой системы престолонаследия, когда трон по смерти короля автоматически переходит к его старшему сыну, в Аютии, как и в других буддийских монархиях того времени, не существовало. Царствующий монарх должен был сам при жизни назначить одного из сыновей своим преемником. Если этого по той или иной причине не происходило, некоторым, но не абсолютным преимуществом обладал старший сын короля.
В силу в королевской полигамии и действовавшего закона, предусматривавшего права и титул принца для любого отпрыска короля от любой из королев или простых наложниц, принцам частенько приходилось доказывать свои права на престол в смертельных схватках с собственными братьями. Так, король Бороморача II, третий по старшинству в семье, взошел на престол после того, как два его старших брата убили друг друга на поединке за королевский трон.
После смерти Боромарачи III его преемником стал Чаи Четта, принявший имя Раматибоди II (1491–1529). Раматибоди принял Дуарте Фернандиша – первого посла португальцев, захвативших Малакку. Посол прибыл ко двору Аютии, чтобы сообщить об этой победе. Королевство Аютия все еще продолжало претендовать на суверенитет над всем Малаккским полуостровом, но, поскольку внимание Раматибоди было сосредоточено на Чиенгмае, он не мог помешать португальцам захватить Малакку. Поэтому Раматибоди II согласился подписать договоры, согласно которым португальцам разрешалось торговать в Аютии, Након-Сритамарате, Патани, Тенассериме и Мергуи.
В самом начале правления Раматибоди распря с Чиенгмаем вспыхнула с новой силой. Причиной послужило то, что один из сиамских принцев, получивших в Чиенгмае желтую монашескую одежду, выкрал и привез в Аютию хрустальную статую Будды. Вслед за этим король Чиенгмая вторгся на территорию Аютии, и Раматибоди вернул Будду. Второе столкновение произошло в 1508 году, когда нападение чиенгмайских войск на Сукотаи привело к вторжению в Чиенгмай армии Аютии. Но оно было безуспешным, так же как и повторная попытка в 1510 году. Когда в Аютию прибыл Дуарте Фернандиш, война была в полном разгаре. В 1513 году чиенгмайские войска вторглись в Сукотаи и вернулись домой с пленными и трофеями. Спустя два года они захватили Сукотаи и Кампенгпет, но большая армия Аютии под командованием самого короля оттеснила их на территорию Чиенгмая и нанесла им решительное поражение на берегах реки Меванг, недалеко от Након-Ломпанга.
Вследствие этих событий Раматхибоди принялся за реорганизацию всей военной системы, введя обязательную военную службу. Королевство было разделено на военные округа и подокруга, а все мужчины от 18 лет и старше были переписаны для призыва на военную службу в случае возникновения необходимости. Боромарача IV (1529–1534) заключил мирный договор с Чиенгмаем, и после этого на несколько лет наступил период передышки в этой бесконечной борьбе.
Однако в 1545 году новый спор из-за престолонаследия, возникший в Чиенгмае, предоставил Аютии возможность для вторжения, которой она не преминула воспользоваться. Но повествование об этом следует перенести в другую главу, поскольку упомянутая борьба не была только столкновением между Чиенгмаем и Аютией. В нее были втянуты лаосское королевство Ланг-Чанг (Луан-Прабанг), а также вновь объединившееся королевство Бирмы, созданное в результате побед Табиншветхи и стремившееся к установлению своей власти над всеми тайскими государствами.
Во время правления Махачакрапхата (1549 г.), после вторжения на территорию Аютии бирманских войск со стороны приграничной провинции Канчанабури, начался новый период истории страны – сиамо-бирманских войн продолжавшийся более 200 лет. После четырехлетней осады Аютии тайцам удается наконец изгнать бирманцев со своих земель. В одном из этих сражений особо отличилась своей храбростью и героически погибла королева Си Сурийотхай.
Через несколько лет бирманцы предприняли новую попытку завоевания Аютии, вторгшись в ее пределы на этот раз с севера, через Чиангмай, захваченный ими после непродолжительного сопротивления. Бирманцам удалось также овладеть Сукхотхаи, а затем они неожиданно появились возле стен Аютии. Город пал, большинство населения было уведено в рабство и страна на двадцать лет попала в вассальную зависимость от Бирмы (в средневековой юго-восточной Азии войны велись не за территории, а за рабов, ежегодную дань и буддийские святыни.
Заслуга освобождения Таиланда от бирманского господства принадлежит принцу Нарету. В период с 1575 по 1582 гг. вновь усилившиеся кхмеры неоднократно вторгаются в Аютию и через нее - в пределы бирманского государства. Чтобы использовать Аютию как своего рода щит от кхмерских набегов, бирманцы вынуждены были восстановить разрушенные ранее фортификационные сооружения, тем самым усилив обороноспособность страны.
Воспользовавшись концентрацией внимания бирманцев на Камбодже, принц Нарет провозгласил независимость королевства Аютия и начал против них военные действия. В ответ на это бирманская армия осадила столицу королевства, город Аютию. Однако осада оказалась безрезультатной и через шестнадцать лет была бесславно снята. В 1590 г. умер король Маха Тхаммарача, и принц Нарет взошел на престол, приняв при коронации имя Наресуан. В тот же год бирманцы вновь предприняли попытку покорить Аютию. Вблизи города Супханбури произошло генеральное сражение. В поединке с Наресуаном был убит бирманский король, и бирманская армия вынуждена была отступить. Два года спустя Наресуан освободил Чиангмай и в благодарность за это правитель государства Ланна признал вассальную зависимость от Аютии. Период правления Наресуана был ознаменован массовым появлением европейцев в стране.
 
Автор-составитель: Муртазин Роман.
 
Copyright © ThaiKingdom.Ru, 2009. Незаконное копирование и использование материалов без разрешения правообладателя запрещены.
 
При написании использованы следующие источники:
 
1. Беленький Е. Очерки истории Таиланда // Русский гид – 2004 г.
2. Берзин Э.О. История Таиланда. (Краткий очерк). – М., 1973.
3. Берзин Э.О. Юго-Восточная Азия в XIII–XVI вв. – М., 1982.
4. Липилина И.Н. Ранние этапы развития городов и формирование городской структуры в Таиланде (XIII – сер.XIX в.) // Вестник Московского университета. – Серия 13. – 2003. – № 2.
5. Таиланд. Путеводитель. – М., 2006.
6. Холл Д. История Юго-Восточной Азии. – М., 1958.
 
Полный список источников использованных при написании статей.
 
< Пред.   След. >