You are here:     Главная arrow Историческая справка arrow Вторая Мировая Война
Вторая Мировая Война
В начальный период Таиланд во Второй мировой войне был нейтральной страной, склоняющейся в своих симпатиях к пока не участвовавшей в войне Японии. При поддержке Японии после падения Парижа Пхибунсонгкрам выдвинул претензии Таиланда на Лаос и часть Камбоджи (входившие во Французский Индокитай). Дипломатические усилия принесли плоды и две провинции Камбоджи отошли к Таиланду . Когда Пхибун отправился в поездку по своим новым провинциям, Япония обратилась к Таиланду с просьбой пропустить через территорию страны японские войска для удара по британской Бирме и Индии . Замещавший Пхибуна вице-премьер отказал, и следующим утром с воздуха и с моря в семи различных точках тайской территории и непосредственно в Бангкоке высадились японские ударные части. Вернувшийся срочно в столицу Пхибун, сочтя войну с Японией равносильной самоубийству, приказал прекратить боевые действия и дал японцам статус "гостевой армии", разрешив проход в Бирму.
Когда скорая победа Японии в войне не вызывала сомнения, а японское правительство дало Таиланду гарантии сохранения независимости, Пхибун объявил войну США и Великобритании . Вскоре Таиланд остался единственным в юго-восточной Азии государством, не попавшим в прямую формальную зависимость от Японии, а ставшим ее союзником в войне. За это Таиланду были возвращены уступленные в конце прошлого века англичанам четыре малайских султаната и предоставлен карт-бланш на присоединение Шанского государства (штата) Бирмы и бывших вассальных земель в Лаосе.
Однако, целые территории были заняты японскими военными под свои нужды. Именно на территории Таиланда , в провинции Канчанабури, где японское командование планировало построить мост через реку Кхвэ (Квай) и железную дорогу для обеспечения бесперебойной доставки подкреплений, боеприпасов и продовольствия воюющим в Бирме войскам, был создан печально известный лагерь военнопленных. Его узники – сбитые летчики союзников, военнопленные, захваченные в Бирме и Малайзии, гражданские лица из союзных стран и немецкие противники фашизма, находившиеся в Таиланде и сопредельных странах на момент начала войны, умирали от непосильного труда и тропических болезней на стройплощадке, расчищенной в джунглях.
Пхибунсонгкрам закрывал глаза на то, что к войне на стороне Японии с полным неприятием отнесся королевский двор и сквозь пальцы смотрел на подпольную антияпонскую деятельность тайского сопротивления.
Сени Прамот, – посол Таиланда в США, счел объявление Америке войны преступным актом и отказался передать президенту Рузвельту соответствующую декларацию бангкокского правительства. Вскоре при поддержке Управления стратегических служб (организация-предшественница ЦРУ) он создал движение «Свободный Таиланд», наладил связь с единомышленниками в Бангкоке и начал парашютную заброску в Таиланд тайских студентов, наскоро обученных военному делу в США и американских инструкторов из разведки. Бангкокский подпольный штаб организации «Свободный Таиланд» разместился под самым носом у японцев, в здании, занятом аппаратом министра и регента Приди Пханомионга. Руководство организацией "на месте" полностью осуществлял Приди совместно с одним из американских инструкторов, находившихся на нелегальном положении. Поток разведанных в сторону союзников не прекращался ни на минуту вплоть до самого конца войны, а тем временем сопротивление тайно обучало и вооружало пятидесятитысячную добровольную освободительную армию.
К 1944 году, война сильно истощила тайскую экономику (в стране уже давно действовала карточная система, а на складах без движения лежали настоящие горы риса, заказанного, но не оплаченного Японией), что перед правительством встал вопрос: продолжать снабжать продовольствием и припасами японцев или кормить свой собственный голодающий народ. Пхибун был смещен с поста премьера и заменен на гражданского политика, симпатизирующего сопротивлению, и власть практически перешла к Приди, единственному из трех регентов, не подписавшему в свое время декларацию об объявлении войны союзникам (Приди просто не явился на подписание и документ ушел с двумя подписями регентов и еще одной, Пхибуна, как премьер-министра).
По приказу нового правительства в начале 1945 года таиландская армия, соединившись с добровольными освободительными отрядами организации «Свободный Таиланд», по сигналу союзников ударила в тыл японцам, оборонявшимся против наступавших из Индии англичан.
Тяжелое положение населения Юга после войны еще более отягощается политическим режимом. Сюда нужно добавить религиозные гонения, постоянное ущемление элементарных человеческих прав, принудительные работы, обязательные для местного населения, политическую дискриминацию.
Местные власти принуждали малайских крестьян большую часть времени работать на строительстве дорог и других объектов, отрывая их от полевых работ. Подобная работа не оплачивалась, крестьяне, угонявшиеся далеко от дома, должны были питаться, за свой счет, жили под открытым небом. Что касается политической дискриминации, то она проявлялась в том, что малаец, как правило, не допускался к административной службе. Единственной ступенькой, на которую мог подняться малаец, была должность деревенского старосты.
Все это послужило причиной глубокого недовольства существующим положением, которое охватило буквально все слои малайского населения. Эти настроения еще более усугублялись под влиянием голода, охватившего юг страны после войны. Немаловажной причиной нехватки риса были спекуляции местных чиновников, распределявших продовольствие в районах каучуковой монокультуры. Большая часть риса попадала на черный рынок и продавалась втридорога. Другой причиной не довольства малайского населения была эпидемия коррупции среди чиновничества, принявшая на юге страны особенно широкие масштабы.
Закабаление крестьянства становится основой для углубления не только классового, но и национального антагонизма и зачастую придает брожениям в среде малайского крестьянства националистическую окраску и антисиамскую направленность.
На настроения местного населения большое влияние оказывали события в Малайе, охваченной к этому времени вооруженной борьбой против колонизаторов.
В послевоенные годы оживилась деятельность малайских феодалов-сепаратистов. Эта часть местных феодалов во главе с наследником последнего раджи Паттани в начале XX в. отказалась признать факт установления власти Сиама над северо-малайскими княжествами.
В 1923 г. в Паттани было поднято антисиамское восстание. После поражения часть местных феодалов и бывший раджа эмигрировали в Келантан. Воспользовавшись волнениями на юге Таиланда после войны, феодальные элементы повели агитацию за отделение малайских провинций Южного Таиланда и включение их в состав султаната Келантан. Феодальные сепаратисты в своей деятельности опирались на мусульман ских религиозных проповедников. Их лозунгом было «освобождение братьев-мусульман из-под тайско-буддистского ига».
Хотя с того времени как паттанийский раджа был лишен прав на владение землями султаната, прошло более 40 лет, его авторитет для местного малайского крестьянина продолжал оставаться очень большим.
Антисиамские настроения местного населения особенно обострились в связи с волной религиозных преследований со стороны сиамских чиновников-иноверцев. Мусульманское духовенство и малайские феодалы использовали эти настроения крестьянства, развернув на Юге вооруженную борьбу с «не верными». Основными ее очагами явились в начале 1948 г. сельские районы провинций Паттани, Яла, Наративат. Здесь начинают создаваться вооруженные националистические группы. Только в районах Бан Мапан, Майксн и Паттанп действовало пять таких групп общей численностью 150 человек.
Во главе крестьянских отрядов, вооруженных винтовками и охотничьими ружьями, стояли представители местного духовенства. Отряды совершали налеты на местные учреждения госаппарата, организовывали поджог железнодорожных мостов. Среди местных крестьян была развернута агитация против всяких сношений с иноверцами, т. е. за бойкот тайских чиновников.
Стихийные и разрозненные националистические выступления малайского крестьянства были направлены против власти сиамцев, которая для крестьянина малайца являлась символом и национального и религиозного угнетения.
Малайские помещики юга страны требовали если не отделения южных провинций, то установления определенной автономии для них. Выразителем этих настроений выступил видный религиозный деятель провинции Паттани – Хаджи Сулонг, сформулировавший следующую программу требований автономии Юга: 1. Назначать верховного комиссара для управления южными провинциями на правах муфтия (глава мусульманского духовного управления); 2. Использовать все денежные доходы государства, получаемые на юге, для развития южных провинций.
Хотя эта программа направлена на за щиту религиозных свобод, обеспечения прав религиозной мусульманской верхушки и уравнения малайской верхушки в правах с сиамскими правящими кругами, тем не менее в программе содержались и демократические требования языкового равенства и экономического развития Юга, являвшегося для центрального правительства страны колониальной окраиной. В целом она отражала уже не только интересы местных феодальных элементов, включая мусульманское духовенство, но и те буржуазно-либеральные националистические тенденции.
Однако программа ограниченной автономии не была удовлетворена таиландскими правящими кругами. Правительство жестоко подавило крестьянское движение на юге страны и расправилось с наиболее активной частью духовенства, призывавшей к установлению автономии.
В конце апреля 1948 г. было разгромлено выступление малайских крестьян в Тамбоне Чанне (провин ция Наративат). Поводом к выступлению послужил насильственный угон местного населения на дорожные работы. Полицейские попытались, открыв стрельбу, вы гнать на работы около 100 мужчин малайцев, находившихся в мечети. Те оказали сопротивление. На следующий день прибыла целая воинская часть и начала осаду деревни. Против солдат выступило с оружием в руках все местное население – около тысячи человек. Восстание было зверски подавлено. Около двухсот малайцев, в том числе женщины и дети, были убиты.
В деревнях начались аресты малайских старост и представителей мусульманского духовенства. Опасаясь репрессий, около шести тысяч жителей провинции Наративат бежали за границу – в Кслантан.
Подавление восстания и аресты местных общественных деятелей вызвали возмущение малайцев во всех южных провинциях страны. Газеты того периода были полны сообщений о митингах протеста, организованных в деревнях Наративата и Паттани. По заявлению полицейских властен, в ряде деревень Наративата крестьяне готовы были взяться за оружие. Массовые аресты на Юге продолжались. Были схвачены пятеро видных общественных деятелей южных провинций, выступавших за предоставление автономии. Среди них – Хаджи Сулонг и два бывших депутата парламента от провинции Яла. Им было предъявлено обвинение в государственной измене, сепаратистских устремлениях и связях с малайскими-эмигрантскими группами в Келантане. Другие видные общественные деятели, в том числе один из лидеров Паттани – Хаджи Эмбанг, были вынуждены эмигрировать, опасаясь репрессий.
Часть малайских лидеров, арестованных полицией, погибла «по неизвестным причинам». Такова судьба Хаджи Мохамеда Саку – одного из видных религиозных деятелей Юла. Другие, дожив до суда, тем не менее все же погибали впоследствии.
Репрессии в отношении малайцев вызвали возмущение не только внутри Таиланда, но и за рубежом. Газеты Малайской Федерации развернули кампанию за присоединение четырех провинций Южного Таиланда к Малайской Федерации.
Правительство Таиланда решило пойти на некоторые уступки мусульманской религиозной верхушке. Мусульманским общинам в августе 1948 г. было разрешено избрать совещательные комитеты при провинциальных губернаторах для участия в решении вопросов, затрагивающих интересы мусульманской группы населения. В октябре того же года представители провинциальных совещательных комитетов выбрали, по рекомендации правительства, нового главу таиландских мусульман– чуларажмонтри, председателя Центрального комитета по делам ислама, советника по делам ислама при таиландском правительстве.
Новым чулараж монтри стал малоизвестный шестидесятилетний преподаватель мусульманского училища в столице страны Хаджи Туан Сувансат. Советник по делам ислама назначил 14 членов центрального исламского совета. Большинство из них составили представители высоко поставленного мусульманского духовенства, тесно связанного с малайскими помещиками и образовавшейся из их среды буржуазией. Такими мерами тайская правящая буржуазия пыталась подорвать в самом зародыше национальное движение на юге страны, сделав не которые уступки феодалам-помещикам и духовенству.
В экономике страны преобладало сельское хозяйство. При слабом развитии промышленности и инфраструктуры экономика Таиланда характеризовалась также гипертрофией сферы услуг и обращения. Такие особенности экономики предопределяли и структуру занятости экономически активного населения.
Капиталистический уклад в экономике страны был представлен иностранными предпринимателями и связанной сними верхушкой китайской иммигрантской общины. Эта, китайская по этническому составу и преимущественно торгово-финансовая по сфере приложения своих капиталов, буржуазия в условиях зависимости страны от мирового капиталистического хозяйства носила в значительной степени компрадорский характер.
Основными сферами приложения наемного труда являлись транспорт, электростанции, горнодобывающая промышленность. Обрабатывающая промышленность была представлена главным образом мелкими кустарными предприятиями по переработке сельскохозяйственной продукции. При этом характерными особенностями таиландского рабочего класса, даже при увеличении в его составе доли коренных жителей страны, оставались низкий уровень классового сознания и организации, преобладание в его среде по мере пополнения вчерашними выходцами из деревни мелкобуржуазной идеологии и патерналистских настроений.
Самый многочисленный класс тайского общества – крестьянство было сосредоточено в сельскохозяйственном секторе экономики. Его главной отраслью было производство риса, в значительной степени ориентированное на внешний рынок. В целом сельское хозяйство страны отличалось крайней отсталостью и носило полунатуральный характер: производительность труда в нем была в 13 раз меньше, чем в промышленности, а урожайность риса – одной из самых низких в Азии.
Особенность аграрных отношений в тайской деревне заключалась в ограничении размеров крупной земельной собственности 50 раями, что способствовало превращению представителей прежней земельной аристократии в помещиков. С другой стороны, наличие большого фонда незанятых, годных под распашку земель, вело к сохранению мелких полупатриархальных крестьянских хозяйств. Все это при безраздельном господстве в сознании масс архаических патерналистских представлений позволяло правительству не только не беспокоиться по поводу аграрной проблемы, но даже благодаря особому фискальному механизму поддерживать исключительно низкий уровень цен на рис для внутреннего потребления. В результате Таиланд, крупнейший поставщик риса на мировой рынок, оказался единственным среди остальных экспортеров, который продавал его по ценам намного более высоким, чем внутри страны.
Фактически практика извлечения огромных финансовых средств из крестьянства внеэкономическим путем издавна служила не только одним из главных источников содержания громоздкого бюрократического аппарата, но и способом искусственного поддержания достаточно высокого уровня доходов городского населения, в несколько раз превышавшего доходы сельских жителей. Причем парадокс ситуации заключался в том, что ввиду живучести патерналистских представлений о власти долгое время крестьянская масса видела в государстве не столько своего эксплуататора, сколько защитника от произвола торговцев и ростовщиков. Даже к началу 70-х годов социальное положение массы крестьян, сохранивших землю, определялось традиционной аграрной системой, при которой экономическая деятельность медленно освобождалась от отношений родства и государственной благотворительности, поддерживавшей зависимость земледельца от бюрократии.
Наряду с экономическими трудностями нарастало политическое напряжение в обществе. Были проведены выборы в Ассамблею на родных представителей. В марте она приняла новую Конституцию, по которой упразднялось назначение членов парламента, и он превращался в двух-палатный. Правительство вновь возглавил П. Ланомионг. Была разрешена легальная деятельность политических партий, в том числе и коммунистической. Три члена КПТ стали депутатами парламента. Это вызвало беспокойство правых партий, которым удалось консолидироваться и создать свой политический блок. Ведущую роль в нем играла партия «Тамматипат» («Право – в силе»).
Главным действующим лицом на политической арене с 1932 г. выступала армия, и смена правительств и конституций в Таиланде была результатом динамики военных переворотов. Но при этом особенность этих переворотов заключалась в том, что их движущей силой выступали не военные, как таковые, не армия как особый институт, обладающий монополией на средства социального насилия, а возникавшие внутри военной и гражданской бюрократической иерархии особые объединения – "группы переворотов", или "кхана", состоявшие из нескольких персональных патронажных клик. Поэтому в тайских государственных переворотах всегда участвовали как представители военной верхушки, так и высшие гражданские чиновники. Успех в конечном счете зависел от способности той или иной неформальной группы мобилизовать формальную военную организацию на свержение правительства по возможности без применения насилия. Причем сами по сабе "группы переворотов" образовывались не на идеологической и принципиальной основе, а на основе стремления к дележу той добычи, которую сулил захват политической власти ради удовлетворения честолюбия, жажды обогащения и т.д. Весьма симптоматичной представлялась также постоянная ссылка на коррупцию прежних режимов, сопровождавшая программные документы всех вновь захватывавших власть групп. После переворота подобная группа, обычно провозглашавшая себя "революционной партией", образовывала весьма подвижный правящий круг, который отчасти мог совпадать с новым правительственным кабинетом министров.
В ноябре 1947 г. произошел очередной военный переворот. К власти пришли силы, находившиеся у руководства Таиландом в годы второй мировой войны. Это событие совпало с началом «холодной войны» и определило на долгие годы проамериканский курс тайских лидеров. Страна стала для США форпостом в ЮВА, а для военной верхушки Таиланда американцы были гарантом стабильности проводимой внутренней политики. Таиланд поддержал США во время войны в Корее и Вьетнаме, а с 1954 г. вошел в блок СЕАТО, штаб-квартира которого расположилась в Бангкоке.
По мере односторонней ориентации на США, в Таиланде нарастало недовольство правительством. Его глава Сонгкхрам, стремясь держать ситуацию под контролем, объявил о новом курсе своего режима, получившим название прачатапатаи (демократия). Вновь была разрешена деятельность политических партий (за исключением КПТ), декларированы основные права и свободы граждан. В стране возникает в тот период около 20 партий, из которых наиболее влиятельными являлись Национал-Демократическая, Объединенный социалистический фронт и др. Но самые сильные позиции имела проправительственная «Сери Манангкасила», многие члены которой участвовали еще в событиях 1932 г.
В послевоенные годы продолжалась политика укрепления позиций государства в экономике страны и содействия упрочению положения молодой сиамской национальной буржуазии. Были приняты важные законы о земельных отношениях, упорядочивавшие землевладение и земельную аренду; разрешалась деятельность партий и профсоюзов, но не компартии, официально сформировавшейся в 1942 г. и находившейся, как правило, на нелегальном положении. Продолжался недвусмысленный нажим на иностранный капитал, причем это касалось даже не столько англичан, сколько живших в стране богатых китайцев. В политической администрации преобладали военные, нередко приходпшипе к власти и результате переворотов. Правительство Таиланда лктмппо сотрудничало с США, было членом СЕАТО и не уставало напоминать о своих антикоммунистических позициях. Внутренняя полигика и мировая экономическая конъюнктура в послевоенное время способствовали сравнительно быстрым темпам экономического развития страны.
В 1957 г. прошли парламентские выборы, но политический кризис так и не был преодолен. Правительственная партия раскололась. Из нее выделилась группа во главе с «сильной личностью» – маршалом С.Танаритом, которая в середине сентября 1957 г. совершила военный переворот. Через год у власти утвердился «Революционный Совет» во главе с Танаритом. Была упразднена конституция, распущен парламент, запрещена деятельность политических партий. Новый режим активно проводил репрессии против своих политических противников.
В 1957 г. на свет появилась уже седьмая по счету «временная» конституция, согласно которой парламент заменялся Учредительным собранием и значительно расширялись полномочия премьер-министра, которым стал Сарит Танарит. После его смерти в 1963 г. политическая ситуация в стране продолжала оставаться напряженной. Обострялись внутренние противоречия, приведшие к партизанской войне против правящего режима, которую возглавила про-пекински настроенная КПТ.
В этих условиях правительство.вновь начинает маневрировать. В 1968 г. была обнародована очередная, восьмая по счету конституция, восстановившая парламент и принцип разделения властей. Парламент состоял из двух палат: Сената и Палаты представителей. Члены верхней палаты назначались королем по рекомендации правительства, а нижней – избирались. После-долгого перерыва была вновь разрешена деятельность политических партий. Часть из них вышла из подполья, а другие создавались вновь. На состоявшихся в начале 1969 г. выборах правительству удалось сохранить большинство, однако парламентский режим просуществовал недолго. Уже в 1971 г. произошел новый переворот, в ходе которого был распущен парламент, отменено действие конституции, запрещены политические партии. Власть оказалась в руках военных. Начались репрессии в отношении противников диктатуры.
Происходило это на фоне ухудшавшегося экономического положения Таиланда, обострения социальных проблем. Первыми открыто выступило студенчество, объединенное под руководством ационального студенческого центра. В число их первоочередных требований входило восстановление конституции и гражданских прав. В октябре 1973 г. начались столкновения студентов с полицией, в ходе которых погибло несколько десятков человек. Стремясь подавить сопротивление, правительство отдало приказ о вводе в столицу армейских подразделений, но руководство сухопутных войск приказ не выполнило и предложило главе режима Т. Кичти-качону и его ближайшим сподвижникам покинуть страну. Король поддержал требования военных.
Этими событиями завершился почти сорокалетний период перехода таиландской истории, связанный к гражданскому с правлением военных диктатур. С октября 1973 г. правлению Таиланд начинает переходить к правлению гражданских правительств. Военные лишались права быть депутатами парламента и занимать посты в правительстве. Было объявлено о проведении аграрной реформы, а во внешней политике декларирован отказ от односторонней ориентации на США. В годы войны во Вьетнаме на северо-востоке Таиланда размещались американские авиабазы. В 1967-1972 гг. таиландские боевые соединения оказывали поддержку южновьетнамскому режиму. Взамен Таиланду была предоставлена крупная американская экономическая и военная помощь, составившая (в 1950-1975) около 2 млрд. долл. Вооруженные силы США были выведены из Таиланда в 1973 г.
Поскольку в период с 1932 по 1973 г. несколько правящих групп поочередно сменяли друг друга, каждая из них, отдавая отчет в сложившейся системе передачи власти, прилагала максимум усилий для ее удержания. Отсюда вытекал и тот непропорционально большой акцент, который делался на решении задач легитимации и консолидации режима и предотвращении образования новых жаждущих власти клик, что зачастую осуществлялось даже в ущерб тем или иным важным долгосрочным программам правительства. Основными методами, применявшимися для узаконения режима, служили создание для него парламентского фасада, введение новой конституции, обеспечивавшей после выборов контроль правящей группы над законодательными органами. Предотвращение образования новых "групп переворотов" в целом зависело от эффективности правительства ив не меньшей степени от эффективности тайной полиции. С учетом относительно невысокой степени влияния идеологии на борьбу за власть контроль над средствами насилия приобретал решающую роль. Именно поэтому, в политической жизни Таиланда на долгие годы и утвердилась доминирующая роль политиков в военной форме.
Особое значение для консолидации захватившей власть "группы переворота" имело распределение министерских портфелей среди руководителей образовывавших ее персональных клик. Даже сам механизм формирования нового кабинета заранее предполагал возможность раскола правящей "кхана". Поэтому на первых порах в целях сохранения ее сплочения вплоть до более прочного утверждения нового режима главой кабинета часто назначали даже не участника заговор», а то или иное авторитетное лицо, стоявшее вне "кхана".
Такая ситуация, в частности, имела место в 1947 г., когда после переворота, вернувшего к власти Пибуна, премьером был назначен гражданский политик Куанг Алхай-вонг. Но подобные фигуры выступали лишь в роли временных и номинальных премьер-министров, лишенных реальной власти ввиду их неспособности диктовать свою волю членам новой правящей группировки. Спустя непродолжительное время на авансцену выходил естественный "лидер" – руководитель самой могущественной клики, отодвигавший на второй план остальных патронов переворота. Такими фигурами в тайской истории после 1932 г. были Пибун Сонграм в первый период своего правления, в конце 30-х – начале 40-х годов, и Сарит Танарат после повторного переворота, осуществленного его группой в октябре 1958 г.
Выдвижение сильной личности авторитарно-диктаторского склада в таиландской политике было лимитировано не только наличием или отсутствием таковой (т.е. исторической случайностью), но и самЬй природой правящих группировок. Установление автократии, по сути дела, представляло собой угрозу позициям прочих организаторов переворота, нарушало баланс власти в высшем правительственном эшелоне, вело к сокращению до минимума влияния всех остальных объединившихся в "кхана" военно-бюрократических клик.
Кроме того, относительная социально-политическая пассивность низов, отсутствие с их стороны прямого вызова правящей группировке не требовали чрезмерной концентрации власти в одних руках. Поэтому военно-бюрократическая диктатура в Таиланде на практике имела олигархический, а не автократический характер. Дольше других во главе режима стояли не диктаторы, а искусные посредники между интересами различных клик внутри правящего круга.
В середине 30-х годов в такой роли выступал Пья Пахон; после возвращения на пост премьера в 1948 г. прежний автократ Пибун Сонграм, не располагавший к тому времени собственной мощной базой в армии и бюрократии, был вынужден почти десять лет балансировать между двумя соперничавшими кликами: Пина Чунхавана – Пао Сианона (Пин был командующим армией и организатором реакционного переворота 1947 г., а Пао – всесильным министром внутренних дел), с одной стороны, и Сарита Тана-рата (после смерти Пина командовавшего армией) – с другой.
В условиях необходимости соблюдения внутри кабинета постоянного баланса сам по себе правящий круг, складывавшийся на основе "группы переворота", в тайском контексте в значительной мере выполнял функции своеобразного олигархического "парламента", а вывод из правительства того или иного министра был равнозначен парламентскому вотуму недоверия. При этом подобная отставка редко происходила из-за его некомпетентности, а служила прежде всего симптомом изменения равновесия сил внутри правящей группировки.
В целом особенность военно-бюрократического режима в Таиланде до 1973 г. заключалась в том, что при важной роли военных при взятии власти путем государственных переворотов они не стремились после ее захвата подменять собой гражданскую бюрократию, а, наоборот, сотрудничали с ней, оставляя ей ведение текущих административных дел. Военных лидеров персональных клик интересовал прежде всего политический контроль над обществом, равно как и возможности для партнерства с предпринимательской верхушкой (посты директоров корпораций и т.д.), ане экспансия в гражданскую администрацию, где они крайне редко занимали какие-либо посты. Отмеченная ситуация не исключала некоторых противоречий и различий в подходах к решению главным образом экономических задач между представителями правящей военной элиты и гражданской бюрократией. "Властвующая элита» как полагают многие исследователи, находится под менее силвным влиянием западных ценностей, чем большинство представителей гражданской бюрократии, поскольку основная масса ее членов получила образование в тайских военно-учебных заведениях». В целом же тайская бюрократия отличалась политической нейтральностью и беспрекословной готовностью повиноваться правительствам, приходившим к власти в результате военных переворотов.
В начале 1970-х годов Таном Киттикачон приостановил действие конституции и наложил запрет на деятельность политических партий, ссылаясь на напряженную внутреннюю обстановку и экономический спад. В предложенном новом тексте конституции предусматривалось формирование высшего законодательного органа исключительно методом назначений. Это привело в 1973 г. к студенческим демонстрациям, которые переросли в волнения, охватившие всю страну. Выступление студентов Тхаммасатского открытого университета, боготворивших опального Приди Пханомионга и известных своими левыми убеждениями, началось в октябре 1973 года при поддержке со стороны нескольких влиятельных фигур, близких ко двору и ряду высших военачальников. Под лидерством студентов более пятисот тысяч человек вышли на улицы Бангкока, чтобы потребовать отставки правительства и восстановления действия конституции.
Попытка правящих генералов Тханом Киттикачона и Прапхат Чарусатхиена усмирить студентов при помощи войск вылилась в «кровавую бойню». Наиболее "холодные" головы в руководстве вооруженных сил отказались передать войскам приказ стрелять в толпу. Король Пху-мипхон вместе с генералом умеренных взглядов Крит Сиварой осудили жестокость властей. Тханом и Прапхат бежали из страны. Времена, когда один военный лидер мог управлять страной по своей прихоти, отменяя на десятилетия конституцию и творя произвол, в эти дни ушли из тайской истории навсегда. Состоялись демократические выборы, в результате которых к власти пришло коалиционное правительство во главе с левым Кы-крит Прамотом.
Восстановленная демократия, тем временем, быстро переросла в хаотическое нагромождение партий всех возможных оттенков, с преобладанием среди молодежи левых и крайне левых настроений. Студенческое движение стало все более откровенно склоняться к коммунистическим идеям. Шло создание профсоюзов левого толка и огромного количества политических партий. В выборах 1975 года с большим трудом победила непрочная коалиция центристов и правых воглаве с Сени Прамотом, председателем образованной еще в сороковые годы Демократической партии, а после его добровольной отставки – его братом Кыкритом Прамотом, лидером и создателем Партии социального действия. Кыкрит в своей программе выдвинул две очень популярные среди студентов идеи: скорейший вывод из Таиланда оставшихся американских войск и установление дипломатических отношений с Китайской Народной Республикой. Это позволило правительству некоторое время просуществовать без конфликтов с левой оппозицией.
В начале 1975 г. состоялись парламентские выборы. В ходе их подготовки в стране возникло более 40 партий, но реальные рычаги влияния по-прежнему находились в руках военных. Они создали Тайскую национальную партию и Партию социальной справедливости, поддержанные представителями крупного капитала. Кроме того, большим влиянием пользовались Демократическая партия, Партия социального действия и другие партии, составившие либерально-демократическую коалицию. Именно их представители сумели сформировать гражданское правительство и принять программу демократических преобразований.
В ходе выборов и вскоре после их окончания, в стране развернулась борьба между правыми и.буржуазно-либеральными силами по вопросу о путях дальнейшего развития Таиланда. В начале 1976 г. король распустил парламент и назначил новые выборы, на которых победу одержала Демократическая партия. К лету 1976 г. из Таиланда были выведены последние американские войска. Это вызвало недовольство правых. Вновь в их среде возникает идея «наведения порядка».
Вскоре произошел очередной военный переворот с последующей отменой конституции и введением чрезвычайного положения. Но, понимая свою непопулярность, военные, введя в октябре 1976 г. новую конституцию, поставили у власти гражданский кабинет. Однако ожидания на быструю стабилизацию не оправдались. В среде военных в этой связи вновь вызревает идея военного переворота. Возглавил заговор главком вооруженных сил К. Ламаман. Членов этой группировки окрестили в печати «младотурками», так как они выступали за проведение в стране широкомасштабных политических и экономических реформ.
В 1973-1976 гг. в период демократического правления в Таиланде неоднократно происходили забастовки, демонстрации и убийства политических деятелей. Таким образом, было подорвано доверие к конституционному строю и возник раскол в обществе. Поэтому переворот 1976 г. был одобрен в консервативных кругах и средним классом, а также военными.
Возвращение в страну в 1976 г. под личиной монаха Тханома спровоцировало новые демонстрации протеста в студенческой среде университета Тхаммасат. На этот раз полиция и полувоенные круги правых устроили настоящую бойню. Под предлогом устранения беспорядков военные разогнали правительство и захватили власть в свои руки. В результате тысячи студентов, представителей интеллигенции и других разочаровавшихся людей бежали из Бангкока, присоединившись к левому крылу Народно-освободительной армии Таиланда (PLAT).
Выдвинутый военными на пост премьер-министра Танин Крайвичьен жестоко подавил все проявления инакомыслия. Принимается новая временная конституция, по которой создается Национальное законодательное собрание, начавшее разработку постоянной конституции. На пост премьер-министра был назначен К. Ламаман, одновременно сохранивший за собой в силовых органах ключевые посты. Новый кабинет провел ряд демократических реформ, разрешил деятельность политических партий при сохранении запрета на деятельность КПТ. В конце 1978 г. была принята еще одна конституция Таиланда, вновь предусматривавшая переход к парламентской форме правления. Однако реализация на практике ее основных положений встретила сопротивление ряда политических сил.
В 1980-е годы политический экстремизм пошел наспад, ускорился экономический рост. Главным источником поступления валюты стал иностранный туризм, который отчасти стимулировался расцветом секс-бизнеса. Традиционный для Таиланда экспорт текстильных товаров был оттеснен на второй план.
Экономическое развитие способствовало становлению среднего класса, что определило возрождение оппозиции военной власти, хотя правительство Према Тинсуланонда проводило в жизнь взвешенную и либеральную политику.
После парламентских выборов 1979 г. К. Ламаман был вновь избран премьер-министром. Но правительство не имело в парламенте большинства и вскоре вынуждено было уйти в отставку.
Во главе нового кабинета встал генерал Н. Тинсуланон, опиравшийся на поддержку партий, имевших большинство в парламенте, – Партии социального действия, Таиской национальной партии и Демократической партии. Самой крупной оппозиционной группировкой была Национально-демократическая партия во главе с К. Ламаманом. КПТ продолжала вести повстанческую войну с правительственными войсками, начавшуюся еще в 1965 г.
В этих условиях возросла роль короля П. Адульядета, который превратился в своеобразного третейского судью в непрекращающихся политических раздорах. Именно он помог предотвратить попытки государственных переворотов в 1981 и 1985гг.
В целом, к концу 80-х годов политическая ситуация в стране продолжала оставаться напряженной.
 
Автор-составитель: Муртазин Роман.
 
Copyright © ThaiKingdom.Ru, 2009. Незаконное копирование и использование материалов без разрешения правообладателя запрещены.
 
Полный список источников использованных при написании статей. 
 
< Пред.   След. >